October 26th, 2006

syncopations

Как похоронная команда таскала веронских аристократов

Как уже сообщалось в прессе, я блистал на сцене Императорского Мариинского Театра в балете "Ромео, Джульетта & Men in Black".

...Тибальдов было двое. Один играл в первом и третьем представлении, а другой - во втором.  Тибальдов мы различали по весу. Первый был килограмм на 10 тяжелее, чем второй. Но мы не просили надбавки за лишний вес убитого - в конце концов, все мы там будем, и дай бог, чтобы в таком балетном весе. Наши недоумение было вызвано присутствием на носилках не только вконец убитого Тибальда, но даже очень живой Синьоры Капулетти. Конечно же, будучи тётей убитого и мамой Джульетты, она имела все основания рыдать, заламывать руки и всячески горевать на месте происшествия. Но проделывать всё это на тех же носилках? Вы видели траурную процессию, где носили бы не только мёртвых, но и их живых родственников? Кто из столпов российского балета придумал именно так, не знаю, но товарищ, ясное дело, гнался за показухой и эмоциями, и совсем не думал о мужественном мимансе из восьми персон, что тащили обоих по всей сцене, по лестнице и далее со всеми остановками. Движения наши должны были быть величавыми и величественными, но в то же время точными и скоординированными. Горизонтальность носилок должна была быть соблюдена во всех пунктах, от поднимания до прохода по лестнице.

Считаю своим долгом доложить, что бригада шабашников "Тормоза" (почему, расскажу потом) справилась с задачей на 4 с плюсом. Не скрою, были перекосы и отклонения от генеральной линии, были. Но не уронили обоих ни в оркестровую яму, ни в с балкона за кулисы.

В защиту чудесной и милой девушки, игравшей тётю покойного, должен сказать, что делала всё возможное, что облегчить нашу ношу: готовность на многочисленные репетиции в антрактах за кулисами с рабочим сцены вместо Тибальда (того мы не всегда могли отловить), ценные советы и замечания в случае ужасных перекосов.

Вот ценный фрагмент истории мирового балета. Я - в первом ряду справа, если смотреть по ходу движения процесии. Т.е. в кадре я крайний слева сначала, когда поднимаем, и потом ближе к камере, когда проходим мимо ея. Узнать меня не сложно -  я черном трико и камзоле, и в чёрном же парике.


Collapse )

Про стражников-тормозов из первого акта, или "Волобуев, вот ваш х..", расскажу как-нибудь потом.