kisalex (kisalex) wrote,
kisalex
kisalex

дорога к храму

Храм в этом году был прозрачный, невесомый, тонкий, как паутинка. Он висел над плайей, как поднебесный шатер, и с ним висели его прихожане. Граждане города Чернаго Камня вообще склонны к подвисанию. Могут зависать на какое-то время, чтобы отвиснуть в другом, или зависнуть навсегда. И не надо спрашивать: "Мальчик, ты тормоз?" Мальчик не тормоз, он вообще такого слова не знает. Он просто дома, вместе со всеми. Все у него дома. И он у всех. А девочка все ходит и улыбается. И не надо спрашивать... Ну да ладно. О чем я. Да, храм. Храм богини Юноны.



Тема 2012-го года была Fertility 2.0, Плодородие 2.0 (тут надо заметить, что, как и Веб Два Ноль, второе плодородие всегда более массовое и менее приватное явление, в котором главную роль играют конечные факеры). А Юнона - это не только Авось, как считают российские бёрнеры. Она все-таки "богиня брака и рождения, материнства, женщин и женской производительной силы", если википедия не врет.





А внутри...




...Висит:




Не знаю, есть что-то маточное в этой эээ... люстре? Хотя, может быть, это только моя фаллическая точка зрения.




На рассвете уставшего путника ноги сами несут в храм. Или колеса, у кого что есть. Велосипедные, например. После ночного безумства и святотатства тянет охрамиться. И как только начинает светать, там храм начинает вставлять.




Внутри - тихий муравейник, золото на голубом.













Ясно, на что смотрит девушка. На это.




А солнце уже не за горами. Ну, то есть за горами, но торопится.




Там, за рекою, лошади бредут.




И кто-то так переходит через Майдан. Или погружается в него.




А вот и ом-барды. Без них солнышку не встать.







Пока солнце не взошло, нужно успеть повенчаться. Вдруг с первыми лучами: карету - в тыкву, свидетелей - в крыс, жениха - в хомячка, а хомячка вообще разорвет на куски?







Ожидание.




Ну вот и ОНО.




И нечего спорить.




Надо соглашаться. Во всем.




И со всеми.




(Кстати, ночью эти шарики с лампочками. Утром они с фиолетовые.




И мне дали подержать.




А зря. Отпустил.




...Не совсем.)




И все на радостях пустились в пляс.




Ну, не все, конечно.




Некоторые.




И возликовали неземляне: ближайшая-как-ее-там-зовут-звезда взошла.













И пустынный холод уступил место пустынной жаре.




Потом уже прилетел волшебник в военном вертолете, всех эскимо(м) одарил. Но это уже другая история.




Вернусь-ка я к храму. Точнее, к его создателю. Архитектор Храма Юноны и многих других BM-храмов, Дэвид Бест (David Best). Случайно столкнулся с ним в первый день фестиваля, в понедельник.
Глыбища. Человечище.




Дэвид сказал в одном интервью: Для того, чтобы выполнить свою миссию - дать человеку свободу изгнать демонов - храм должен быть красивым. Настолько красивым, чтобы ради (из-за?) этой красоты человек мог распрощаться с тем, что преследует его.




А потом уже распрощаться с этой красотой тоже. Каждый храм Горящего Человека сжигается дотла. Эта судьба постигла и Храм Юноны.



(Эта фотография не моя, а вот его. Остальные - мои.)

Такие дела.

Tags: burning man
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments